Меню сайта
















Календарь
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Статистика
 
Вы здесь: Российская Православная Церковь » Богословие » Православный взгляд на эволюцию. Иеромонах Серафим (Роуз)
Православный взгляд на эволюцию. Иеромонах Серафим (Роуз) Богословие
Современный человек находится в плену стереотипов, навязываемых ему с самого детства средствами массовой информации, а чуть позже - системой образования. Одним из таких стереотипов, служащих для формирования безрелигиозного общества, является теория эволюции Ч. Дарвина, воздвигнутая в непреложный закон, не подлежащий сомнению. Сегодня и в средней школе, и в высших учебных заведениях изучается и рассматривается только она, в то время, как истинный взгляд на возникновение жизни на Земле, о появлении человека от Своего Творца, даже не упоминается.
Таким образом, зачастую с самого детства мы оказываемся дезориентированными и сбитыми с курса, как корабли, не помнящие, откуда вышли и куда идем, где наша гавань Веры, Любви и Надежды...

Вспомнить и понять, кто мы и откуда, помогают такие труды, как предлагаемый ныне вашему вниманию, принадлежащий перу о.Серафима (Роуза).

Православный взгляд на эволюцию
(Письмо д-ру Александру Каломиросу)


Наконец пишу ответ на Ваше письмо об эволюции. В ответе отражен взгляд нашего Братства на этот вопрос. Повторяю, что я даю ответ не как «эксперт» по святым отцам, а как «любящий» святых отцов, – надеюсь, как и Вы. Большая часть приведенных мною здесь цитат из святых отцов переведена мной из русских святоотеческих изданий XIX века, а частично из английских переводов XIX века, напечатанных в Эрдмановой серии «Никейские отцы». Даю источники как можно полнее, чтобы Вы могли прочесть их по-гречески. Если у Вас есть вопросы по этим или другим отеческим цитатам, буду рад обсудить их с Вами. Я вовсе не стараюсь выискивать цитаты «в подтверждение моей точки зрения», и Вы сможете убедиться, что я включаю и цитаты, которые не «подтверждают моей точки зрения», так как я прежде всего и всего лишь заинтересован в том, чтобы выяснить, что думали святые отцы по этим вопросам, ибо я считаю, что и нам следует думать так же. Христос Бог да благословит меня говорить правдиво.
Вопрос «эволюции» крайне важен для православных христиан, так как с ним связаны многие проблемы, прямо затрагивающие наше православное учение и мировоззрение: об относительном достоинстве науки и богословия, о современной философии и святоотеческом учении; об учении о человеке (антропологии); о нашем отношении к писаниям святых отцов (принимаем ли мы всерьез их труды, либо же мы прежде всего веруем в современную «мудрость», мирское мудрование, и принимаем учение святых отцов, только если оно не противоречит этой «мудрости»?); о нашем толковании Священного Писания, в особенности Книги Бытия. Ниже я коснусь этих тем.
Прежде, чем приступить к рассмотрению вопроса об эволюции, следует четко уяснить, о чем идет речь. Говорю это, потому что имею опыт, когда, к великому удивлению, весьма ученые люди говорили так, как если бы знали все по этому предмету, но однако совершали самые элементарные ошибки, показывавшие, что они многого не знают об этом. В частности, почти все пишущие об эволюции считают, что знают, что такое эволюция, но их высказывания говорят о весьма смутном ее понимании. Вопрос об эволюции далеко не простой, и в умах людей, даже православных, он так запутан, что мы не можем даже говорить о нем, пока точно не убедимся, что знаем, о чем говорим.
Вы нас попросили «тщательно очистить ум от всяких западных концепций, будь то богословские, философские или научные». Уверяю Вас, что я попытался это сделать, и далее везде в данном послании буду стремиться избегать рассуждений с позиций западных концепций, так как я согласен с Вами, что эти концепции искажают предмет суждений, и с их помощью не понять вопроса эволюции. Но и я в свою очередь прошу Вас тщательно очистить Ваш ум от каких-либо предвзятых концепций по вопросу эволюции, которые у Вас могли быть – будь то изученное в школе, прочитанное в научных книгах, что Вы можете думать об «анти-эволюционистах», и что могли сказать по этому поводу греческие богословы. Давайте рассуждать вместе, не на манер западных рационалистов, а как православные христиане, любящие святых отцов и желающие понять их учение, а также как мыслящие существа, которые не принимают учения любых современных «мудрецов», будь то богословы, философы или ученые, если это учение расходится с учением Священного Писания и святых отцов и исходит из какой-либо чуждой философии.

Часть 1. Теория эволюции: наука или философия?

Прежде всего, я полностью с Вами согласен, когда Вы говорите: «Не следует путать чистую науку с разными философскими теориями, написанными, чтобы объяснить факты, открытые наукой. Одно дело – факты (чистая наука), другое – их объяснение (философия)».
Прежде всего должен Вам сообщить, что когда-то я всецело верил в эволюцию. Верил не потому, что я очень много об этом думал, а просто, потому что «все в это верят», потому что это «факт», а как можно отвергать «факты»? Но потом я начал глубже задумываться над этим вопросом. Я начал понимать, что очень часто выдаваемое за «науку» вовсе не есть факт, а философия, и стал тщательно различать научные факты и научную философию. Спустя много лет я пришел к следующим выводам:
а) Эволюция – совсем не «научный факт», а философия.
б) Это ложная философия, изобретенная на Западе, в качестве реакции на католическо-протестантскую теологию и замаскировавшаяся под «науку», чтобы вызывать к себе уважение и обманывать людей, которые согласны принять научный факт (на Западе почти все современные ошибочные учения поступают также; даже «Христианская наука» претендует на «научность», также и спиритизм, разные индусские культы и прочее).
в) Она противоречит учению святых отцов в очень многих пунктах.
Я намеренно привел свои выводы прежде, чем объяснить их Вам, чтобы дать Вам остановиться и подумать: уверены ли Вы, что оставили все предвзятые концепции об эволюции и готовы мыслить четко и бесстрастно об этом предмете? Готовы ли Вы допустить, что в том, что я Вам собираюсь сообщить, есть какая-то правда? Должен Вам откровенно сказать, что большинство «эволюционистов» после этих слов скажут: этот человек сумасшедший, он отрицает факты. Полагаю, что Вы по крайней мере готовы дочитать до конца то, что я Вам предложу, пытаясь основывать все целиком на святых отцах. Если я ошибусь, надеюсь, Вы мне укажете.

Часть 2. Предмет обсуждения.

Многие споры между «эволюционистами» и «анти-эволюционистами» бесполезны, по одной главной причине: они обычно говорят о разных вещах. Каждый из них подразумевает что-то одно, когда слышит слово «эволюция», другой же нечто другое; и они спорят впустую, так как разумеют не одно и то же. Поэтому, чтобы избежать двусмысленности, я Вам точно скажу, что я понимаю под словом «эволюция», определение это есть во всех учебниках по эволюции. Но вначале я должен Вам указать, что в Вашем письме слово «эволюция» имеет два совершенно разных значения, а Вы пишете как бы об одном. Вы здесь не сумели отличить научного факта от философии.
а) Вы пишете: «Первые главы Святой Библии – это не что иное, как история творения, прогрессирующего и завершаемого во времени… Творение не пришло в бытие мгновенно, но претерпело ряд последовательных появлений, развитие в шесть разных „дней“. Как еще назвать этот прогресс творения, как не эволюцией?»
Отвечаю: все, что Вы говорите, верно, и если желаете, можете называть этот процесс «эволюцией», – но не в этом весь спорный момент об эволюции. Все учебники определяют эволюцию через конкретную теорию, излагающую, как творения пришли в бытие во времени: посредством превращения одних творений в другие, «происхождения сложных форм из более простых» в ходе естественного процесса, занимающего бесчисленные миллионы лет (Storer , « General Zoology »). Далее, когда Вы говорите об «эволюционировавшем звере» Адаме, Вы этим показываете, что и Вы верите в эту конкретную научную теорию. Надеюсь Вам показать, что святые отцы не верили в эту конкретную научную теорию, хотя это, конечно, не самый важный аспект учения об эволюции, а главная ошибка заключается в понимании природы человека, как я далее покажу.
б) Вы говорите: «Все мы пришли в бытие посредством эволюции во времени. Во чреве матери каждый из нас был сначала одноклеточным организмом… и наконец сформировавшимся человеком». Конечно, все так считают, будь то «эволюционисты» или «анти-эволюционисты». Но это ничего общего не имеет с учением об эволюции, о котором идет спор.
в) Далее Вы говорите: «Адам был какой расы, белой, негритянской, краснокожей или желтой? Как получилось, что мы так различаемся между собой, тогда как мы потомки одной пары? Не является ли разделение человека на расы продуктом эволюции?»
Отвечаю снова: нет, слово «эволюция» означает не это! Существует множество книг на английском языке, рассматривающих вопрос об эволюции с научной точки зрения. Вы, возможно, не знаете, что многие ученые отрицают факт эволюции (то есть происхождение всех существующих творений из других через превращение), а очень многие ученые утверждают, что невозможно узнать с помощью науки, истинна ли теория эволюции или нет, так как нет свидетельств, убедительно доказывающих или отвергающих ее. Если хотите, я в другом письме могу обсудить с вами «научные свидетельства» эволюции. Уверяю Вас, что если Вы подойдете к этим свидетельствам объективно, без каких-либо предвзятостей в отношении того, что Вы там найдете, то обнаружите, что нет ни одного свидетельства в пользу существования эволюции, которое нельзя было бы объяснить через теорию «особого творения». Поймите, пожалуйста, что я не говорю Вам, что могу научно опровергнуть теорию эволюции, я только говорю, что эволюционную теорию нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть через науку. Те ученые, которые говорят, что эволюция – это «факт», на самом деле толкуют научные данные в соответствии с некоей философской теорией, – а те, которые говорят, что эволюция – не факт, тоже толкуют данные в соответствии с другой философской теорией. Одной чистой наукой нельзя ни доказать, ни опровергнуть окончательно «факты» эволюции. Вам также следует знать, что написано много книг о «трудностях эволюционной теории». Если хотите, буду рад обсудить с Вами некоторые из этих трудностей, которые невозможно было бы объяснить, если бы эволюция была «фактом».

Часть 3. Как понимать слово «ЭВОЛЮЦИЯ»?

Хотелось бы, чтобы Вы себе четко уяснили: я совсем не отрицаю факта изменений и развития в природе. Да, взрослый человек развивается из эмбриона; да, огромное дерево вырастает из желудя; да, возникают новые разновидности или организмы, будь то «расы» человека или породы кошек, собак и фруктовых деревьев, – но все это не эволюция: это только изменчивость в пределах определенной разновидности или вида; она не доказывает и даже не предполагает (разве только Вы уже веруете в это в силу ненаучных причин), что одна разновидность или вид, развиваясь, становится другой, что все ныне живущие создания являются продуктом такого развития из одного или нескольких примитивных организмов. Считаю, что именно об этом говорится в учении Св. Василия Великого в «Шестодневе», и сейчас я это покажу.
В Беседе V «Шестоднева» Св. Василий пишет: «Посему да не отчаивается в себе никто из провождающих жизнь во грехе, зная, что как земледелие изменяет качество растений, так попечительность души о добродетели может одержать верх над всякими недугами». Никто, ни «эволюционист», ни «анти-эволюционист» не станет отрицать, что «свойства» творений могут изменяться; но это не есть доказательство эволюции, если нельзя показать, что один вид можно изменить в другой, и больше того, что каждый вид изменяется в другой в непрерывной последовательности, нисходящей к самому примитивному организму. Ниже я приведу, что говорит по этому поводу Св. Василий Великий.
Святитель Василий пишет: «Говорят: как же земля приносит семена по роду, а между тем часто, посеяв пшеницу, собираем это черное пшеничное зерно? Но это не изменение в другой род, а как недуг и болезнь семени. Здесь пшеница не перестала быть пшеницей, но почернела от обожжения, как можно видеть из самого названия. Загорев от чрезмерной стужи, она приняла другой цвет и вкус» (Шестоднев, V ). Похоже, святой Василий Великий не верит в «изменение в другую разновидность», – но я не принимаю это за убедительное доказательство, так как желаю знать, чему в действительности учит Св. Василий Великий, а не делать собственного произвольного вывода из его слов. Все, что в действительности можно сказать об этом отрывке, – это то, что святитель Василий признает какое-то «изменение» пшеницы, которое не есть «изменение в другую разновидность». Такого рода изменение не есть эволюция.
Святой Василий Великий пишет: «Некоторые заметили даже, что срубленные и обожженные сосны превращались в дубы» (Шестоднев, V ). Эта цитата, в сущности, ничего не доказывает, и я потому только ее привожу, что и другие приводили ее, чтобы показать, что святитель 1) верил, что одна разновидность тварей на самом деле изменяется в другую (но ниже я покажу, чему в действительности учит Св. Василий об этом предмете); и 2) что Св. Василий Великий делал научные ошибки, поскольку его утверждение неверно. Здесь я должен изложить элементарную истину: современная наука, когда имеет дело с научными фактами, обычно действительно знает больше, чем святые отцы, и святые отцы вполне могли ошибаться насчет научных фактов; мы не научных фактов ищем у святых отцов, а истинного богословия и истинной философии, основанной на богословии. Все же представляется, что в этом конкретном случае Св. Василий Великий научно прав, так как и поистине часто случается, что в сосновых лесах бывает сильный подрост из дубов (лес, где мы живем [обитель О. Серафима в Платине, Сев. Калифорния – прим. ред.], и представляет, собственно, подобный смешанный сосново-дубовый лес), и когда сосну выжигают, дубы быстро растут, производя изменение соснового леса в дубняк за 10—15 лет. Это не эволюция, а другой род изменений, и мы сейчас увидим, что святитель Василий не мог верить, что сосна фактически преобразуется или эволюционирует в дуб.
Посмотрим теперь, как относился Св. Василий Великий к «эволюции» или «неизменности» видов. Он пишет:
«Итак, всего несомненнее, что в каждом растении или есть семя, или скрывается некоторая семенная сила. И это значит слово: по роду. Ибо отпрыск тростника не производит маслины, а напротив того, от тростника бывает другой тростник, и из посеянных семян произрастает сродное им. И, таким образом, что при первом сотворении возникло из земли, то соблюдается и доныне, чрез сохранение рода последовательностью преемства» (Шестоднев, V , 2).
Еще святитель Василий пишет:
«…Природа существ, подвигнутая одним повелением, равномерно проходит и рождающуюся, и разрушающуюся тварь, сохраняя последовательность родов посредством уподобления, пока не достигнет самого конца; ибо коня она делает преемником коню, льва – льву, орла – орлу, и каждое животное, сохраняемое в следующих одно за другим преемствах, продолжает до скончания вселенной. Никакое время не повреждает и не истребляет свойств в животных. Напротив того, природа их, как недавно созданная, протекает вместе со временем» (Шестоднев, IX , 2).
Представляется вполне очевидным, что Св. Василий Великий не верил в превращение одной твари в другую, а тем менее в то, что каждая ныне существующая тварь эволюционировала из некоторой другой, и так далее до самого примитивного организма. Это современная философская идея.
Должен Вам сказать, что я не считаю этот вопрос имеющим сам по себе особенное значение. Далее я буду рассматривать гораздо более важные проблемы. Если бы это был действительно научный факт, что одна тварь может преобразовываться в другую, я бы без труда поверил в это, так как Бог может делать все, что угодно, и мы сейчас можем наблюдать преобразования и развитие в природе (эмбрион становится человеком, желудь – дубом, гусеница – бабочкой) столь поразительные, что легко можно поверить в «эволюцию» одного вида в другой. Но нет убедительных научных доказательств, чтобы такое когда-либо происходило, тем менее, чтобы это был универсальный закон Вселенной, и чтобы все ныне живущее произошло в конечном счете от какого-то примитивного организма. Святые отцы, это совершенно ясно, не верили в какую-либо такую теорию – потому что теория эволюции изобретена лишь в недавние времена. Это есть продукт современного западного образа мыслей, и, если желаете, могу потом показать Вам, как возникла эта теория в русле современной философии, начиная с Декарта, задолго до того, как были получены ее «научные доказательства». Идея эволюции совершенно отсутствует в Книге Бытия, согласно которой каждая тварь создана «по роду своему», и не «изменена в другую». И святые отцы, как я подробнее покажу ниже, принимали текст Книги Бытия совсем просто, не выводя из него каких-либо «научных теорий» или аллегорий.
Теперь Вы поймете, почему я не принимаю Ваших цитат Св. Григория Нисского о «восхождении природы от малейшей к совершенной» в качестве доказательства эволюции. Что касается священной Книги Бытия, то я считаю, что там действительно говорится об упорядоченном творении по стадиям, но нигде ни в Книге Бытия, ни в писаниях Св. Григория Нисского не утверждается, что один род творения был преобразован в другой, и что все творения произошли таким образом! Я совершенно не согласен с тем, что Вы говорите: «Описание творения в первой главе Книги Бытия в точности соответствует его описанию современной наукой». Если под «современной наукой» Вы имеете в виду эволюционную науку, то, я считаю, Вы ошибаетесь, как я и указал. Вы сделали ошибку, приняв, что развитие, описываемое в Книге Бытия, у Св. Григория Нисского и у других отцов, есть то же, что описывается в учении об эволюции; но этого нельзя принимать или брать как само собой разумеющееся – Вы должны это доказать, и я с удовольствием позже рассмотрю с Вами «научные доказательства» за и против эволюции, если пожелаете. Развитие творения в соответствии с Божьим планом – это одно; современная научная (а фактически философская) теория, которая объясняет развитие через преобразование одного рода тварей в другой, начиная с одного или нескольких примитивных организмов, – это совсем другое. Святые отцы не придерживались этой, современной, теории; если Вы сможете показать мне, что они ее придерживались, рад буду выслушать Вас.
Если, с другой стороны, под «современной наукой» Вы имеете в виду науку, которая не связывает себя с философской теорией эволюции, я все же не соглашусь с Вами; и ниже покажу, почему я считаю, согласно со святыми отцами, что современная наука не может достичь вообще каких-либо знаний Шести Дней Творения. Во всяком случае очень произвольной является идентификация геологических залеганий с «периодами творения». На пути такого наивного сопоставления Книги Бытия и науки встает множество трудностей. Считает ли, в самом деле, «современная наука», что травы и деревья существовали в течение длительного геологического периода до того, как появилось солнце, которое было создано лишь на Четвертый День? Я думаю, Вы совершаете серьезную ошибку, увязывая Вашу интерпретацию Священного Писания с определенной научной теорией (которая совсем не есть «факт»). Я считаю, что мы не должны увязывать нашего истолкования Священного Писания ни с какой научной теорией, будь то «эволюционная» или другая. Лучше примем Священное Писание, как учат нас святые отцы и не будем спекулировать о том, как шло творение. Учение об эволюции есть современная спекуляция о том, как шло творение, и оно (это учение – ред.) во многих аспектах противоречит учению святых отцов, что я и покажу ниже.
Конечно, я принимаю Ваши цитаты из Св. Григория Нисского; я находил у святых отцов и другие, подобные им. Конечно, не стану отрицать, что наша природа (природа человека – прим. ред.) является отчасти животной, и что мы связаны со всем творением, и это единство поистине чудное. Но все это не имеет никакого отношения к эволюционному учению, тому учению, которое определяется во всех учебниках как учащее о происхождении всех существующих ныне тварей от одной или более примитивных через процесс преобразования одной разновидности в другую.
Далее, Вам следует уяснить (а теперь я начинаю подходить к важным поучениям святых отцов по этому предмету), что сам Св. Григорий Нисский, вполне очевидно, не верил во что-либо, похожее на современное эволюционное учение, ибо он учит, что первый человек, Адам, был создан Богом непосредственно, а не порожден, как другие люди. В своей книге «Против Евномия» он пишет:
«Первый человек и происшедший от него получили бытие, каждый различно, – один от сочетавшихся родителей, другой от создавшего Христа, – и по отношению к сущности двоими признаем их, и не делим друг от друга… понятие человечества в рассуждении Адама и Авеля от различия в рождении не различается, так как ни порядок, ни образ осуществления не производят никакого различия в естестве» (Опровержение Евномия, т. 3, часть 5).
И еще:
«Тот, кто разумеет, и кто смертен, и способен к думанью и знанию, назван „человеком“ равно в случае Адама и Авеля, и это название их природы не изменяется ни тем, что Авель явился в бытие через порождение, ни тем, что Адам это сделал без порождения» (Ответ Евномию, кн. II , с. 299 в английском издании Эрдмана – перевод на русский язык диакона Виктора).
Я, конечно, согласен с учением Св. Афанасия, которого вы цитируете, о том, что «первозданный человек был создан из праха, как и все другие, и рука, творившая Адама, и ныне творит и всегда будет творить идущих за ним». Как можно отрицать эту очевидную истину непрекращающейся Божьей творческой активности? Но эта общая истина вовсе не противоречит той конкретной истине, что первый человек был создан иным путем, чем все другие люди, о чем ясно учат и другие отцы. Так, Св. Кирилл Иерусалимский пишет, что Адам «первосозданный Божий», а Каин «первородный» (Огласительные поучения, II , 7). Опять-таки он ясно учит, рассматривая сотворение Адама, что Адам не был зачат от другого тела: «Что от тел рождаются тела, сие хотя необычайно, однако же возможно. Но что персть земная сделалась человеком, – сие чудеснее» (Огласительные поучения, XII , 30).
И вот еще, пишет божественный Григорий Богослов:
«Те, которые нерожденность и рожденность признают за естества одноименных богов, может быть и Адама и Сифа, из коих один не от плоти (как творение Божие), а другой от Адама и Евы» (Слово 39, На святые светы явлений Господних).
Тот же отец выражается еще более ясно:
«Что же скажешь об Адаме? Не он ли один – человек? – Ни мало. Почему же? Потому что сотворение не единственный способ к произведению человека; и рожденное есть также человек» (О Богословии III -е, «О Боге Сыне»).
А Св. Иоанн Дамаскин, богословие которого дает сжато все учение ранних отцов, пишет:
«Ибо первое образование называется творением, а не рождением. Ибо творение есть первое образование, своим Виновником имеющее Бога; рождение же есть наступившая, после осуждения [человека] на смерть по причине его преступления, смена одного другим» (Точное изложение православной веры, кн. II , 30).
А что же Ева? Вы не верите, что она, как учат Священное Писание и святые отцы, была создана из ребра Адама, а не рождена от какой-то другой твари? Но Св. Кирилл пишет:
«Ибо Ева рождена Адамом, и не матерью зачата, но так, как бы произошла от единого мужа» (Огласительные поучения, XII , 29).
А Св. Иоанн Дамаскин, сравнивая Пресвятую Матерь Божию с Евою, пишет:
«Ибо, подобно тому, как та [т.е. праматерь] была сотворена из ребра [Адамова] без совокупления, так и Эта произвела нового Адама, рождаемого согласно с законом ношения во чреве и превыше законов рождения» (Точное изложение православной веры, кн. IV , 14).
Можно было бы привести высказывания и других отцов на этот предмет, но я не буду этого делать, если Вы не оспариваете этот пункт. Но я еще не дошел до самых важных вопросов, поднимаемых эволюционной теорией, поэтому обращусь к ним.

Часть 4. Православный эволюционизм и святоотеческое учение.

Вы заметите, что в написанном мной об Адаме и Еве я приводил святых отцов, истолковывающих текст Книги Бытия, можно сказать, довольно «буквально». Верно ли мое предположение, что Вам бы хотелось истолковывать текст более «аллегорически», когда Вы говорите, что веровать в непосредственное сотворение Богом Адама – значит придерживаться «очень узкой концепции Священного Писания»? Это исключительно важный пункт, и я просто с изумлением узнаю, что «православные эволюционисты» совсем не знают, как святые отцы истолковывают Книгу Бытия. Вы согласитесь со мной, что мы не вольны истолковывать Священное Писание, как нам вздумается, а должны следовать святым отцам. Боюсь, что не все, которые говорят о Книге Бытия и об эволюции, обращают внимание на этот принцип. Некоторые так стремятся дать бой протестантскому фундаментализму, что заходят очень далеко, возражая всякому желающему истолковывать священный текст Книги Бытия «буквально»; но так поступая, они никогда не сверяются со Св. Василием Великим или другими комментаторами Книги Бытия, которые четко устанавливают принципы, каких нам надлежит придерживаться при толковании священных текстов. Боюсь, что многие из нас, якобы следующие святоотеческой традиции, иногда проявляют небрежность и легко впадают в суемудрие вместо того, чтобы следовать учению святых отцов. Я твердо верую, что православный христианин может найти у святых отцов цельное мировоззрение и философию жизни; если мы будем прислушиваться к их учению, а не считать себя достаточно мудрыми, чтобы учить других по своей «мудрости», мы не заблудимся.
А теперь я попрошу исследовать со мной очень важный и основополагающий вопрос: как учат святые отцы толковать Книгу Бытия? Оставим наши предубеждения о «буквальной» или «аллегорической» интерпретации, и посмотрим, как нас учат святые отцы читать Книгу Бытия.
Нет ничего лучше, как начать с самого Св. Василия Великого, который так вдохновенно пишет о Шести Днях Творения. В Шестодневе мы читаем:
«Иные, принимая написанное не в общеупотребительном смысле, воду называют не водою, но каким-нибудь другим веществом, и растению и рыбе дают значение по своему усмотрению, даже бытие гадов и зверей объясняют сообразно с своими понятиями, подобно как и снотолкователи виденному в сонных мечтаниях дают толкования, согласные с собственным их намерением. А я, слыша о траве, траву и разумею; также растения, рыбу, зверя и скот, все, чем оно названо, за то и принимаю. Не стыжусь бо благовествованием (Рим. 1, 16). И поелику писавшие о земле много рассуждали о природе земли, что она такое, шар ли, цилиндр или походит на кружок, со всех сторон одинаково обточенный, или на лоток, имеющий в середине впадину (ибо ко всем сим предположениям прибегали писавшие о мире, и каждый из них опровергал предположение другого); то не соглашусь еще признать наше повествование о миротворении стоящим меньшего уважения потому единственно, что раб Божий Моисей не рассуждал о фигурах, не сказал, что окружность земли имеет примерно сто восемьдесят тысяч стадий, не вымерил, на сколько простирается в воздух земная тень, когда солнце идет под землею, и как тень сия, падая на луну, производит затмения. Если умолчал он о не касающемся до нас, как о бесполезном, то ужели за сие словеса Духа почту маловажнее объюродевшей мудрости? Не паче ли прославлю Того, Кто не затруднил ума нашего предметами пустыми, но устроил так, чтобы все было написано в назидание и усовершение душ наших? Сего, кажется мне, не уразумели те, которые по собственному своему разумению вознамерились придать некоторую важность Писанию какими-то наведениями и приноровлениями. Но это значит ставить себя премудрее словес Духа и, под видом толкования, вводить собственные свои мысли. Посему так и будем разуметь, как написано» (Шестоднев, IX , 1).
Ясно, что Св. Василий Великий предостерегает нас от «разъяснения» тех вещей в Книге Бытия, которые недоступны для простого человеческого понимания; очень легко на этом попадается современный «просвещенный» человек, даже православный. Поэтому приложим все силы, чтобы понимать Священное Писание так, как его понимали святые отцы, а не по современной нашей «мудрости». И не удовольствуемся взглядами лишь одного Св. отца; исследуем и других.
Один из общепринятых святоотеческих комментариев на Книгу Бытия принадлежит Св. Ефрему Сирину. Его взгляды тем важнее для нас, что он был «восточный» и хорошо знал древнееврейский язык. Современные ученые говорят нам, что «восточные» склонны к «аллегорическим» истолкованиям, и что Книгу Бытия так и нужно понимать. Но посмотрим, что говорит преподобный Ефрем Сирин в своем комментарии на Книгу Бытия:
«Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание; непозволительно также говорить, будто бы, что по описанию сотворено в продолжение шести дней, то сотворено в одно мгновение, а также будто бы в описании сем представлены одни наименования, или ничего не означающие, или означающие нечто иное. Напротив того, должно знать, что, как небо и земля, а не что-либо иное разумеется под именем неба и земли, так и сказанное о всем прочем, что сотворено и приведено в устройство по сотворении неба и земли, заключает в себе не пустые наименования, но силе сих наименований соответствует самая сущность сотворенных естеств» (Толкование на Книгу Бытия, т. 3, ч. 6).
Это пока, конечно, общие принципы; рассмотрим теперь несколько случаев конкретного применения святым Ефремом этих принципов.
«Ибо хотя и свет и облака сотворены во мгновение ока, но как день, так и ночь первого дня продолжались по двенадцати часов» (Там же).
И еще:
«Когда во мгновение ока [Адамово] извлечено ребро, и также мгновенно заняла место его плоть, и обнаженная кость прияла полный вид и всю красоту жены; тогда Бог приводит и представляет ее Адаму». (Там же).
Вполне очевидно, что Св. Ефрем Сирин читает Книгу Бытия, «как написано»; когда он слышит о «ребре адамове», он понимает под ним ребро Адама, а не воспринимает это как аллегорический способ выражения чего-либо иного. Подобным же образом он, вполне очевидно, понимает Шесть Дней Творения как именно шесть дней, которые он делит на «вечер» и «утро» по 12 часов.
Я с намерением взял «простой» комментарий преподобного Ефрема на Книгу Бытия, прежде чем приводить другие, более «мистические» комментарии, потому что такое «простое» понимание Книги Бытия более всего «задевает» современный «просвещенный» ум. Я подозреваю, что большинство православных, не слишком начитанных в святых отцах, тотчас скажут: «Это слишком просто! Сейчас мы знаем больше. Дайте нам более глубоких отцов». Увы, для нашей современной «мудрости» нет более глубоких отцов, ибо даже самые «мистические» отцы понимают текст Книги Бытия так же «просто», как преподобный Ефрем Сирин! Желающие большей «изощренности» у святых отцов находятся под влиянием современных западных идей, совершенно чуждых святым отцам Православной Церкви. Но мне придется показать это, приводя цитаты из многих святых отцов.
Теперь рассмотрим конкретно вопрос о «продолжительности» Шести Дней Творения. Я считаю, что это все же вопрос второстепенный, из тех, что поднимает эволюционная теория, но, конечно, неплохо будет нам узнать, что об этом думали святые отцы, тем более, что тут мы начнем проникать в то, какая великая разница существует между современной западной теорией творения и отеческой. Вне зависимости от того, как мы их толкуем, эти «Дни» находятся совершенно вне понимания их нами, знающими только тленные «дни» нашего падшего мира; как же нам и представить те «Дни», когда могуче действовала созидающая сила Бога! Блаженный Августин хорошо говорит (если вы готовы принять им написанное!): «Что то были за дни, нам очень трудно представить, или совсем невозможно; и еще менее возможно говорить об этом» (О Граде Божием, Х I , 6).
Сами святые отцы, кажется, немного высказывались по этому поводу, потому, несомненно, что для них это не было проблемой. В основном это проблема для современного человека, потому что он пытается понять Божье творение посредством законов природы нашего падшего мира. Кажется, святые отцы принимали, что по своей продолжительности те Дни не отличались от знакомых нам дней, а некоторые из них даже указывают, что их продолжительность была 24 часа, о чем говорит преподобный Ефрем Сирин. Но есть в тех Днях нечто, что нам важнее всего понять, и что относится к Вами написанному касательно «мгновенности» творения Богом. Вы пишете: «Так как Бог сотворил время, то творить что-либо „мгновенно“ было бы актом, противоречащим Его собственному решению и воле… Когда мы говорим о сотворении звезд, растений, животных и человека, мы не говорим о чудесах – мы говорим не об экстраординарных вмешательствах Бога в творение, а об „естественном“ ходе творения». Не подменяете ли Вы здесь современною «мудростью» учение святых отцов? Что есть начало всех вещей, как ни чудо? Я Вам уже показал, что Св. Григорий Нисский, Св. Кирилл Иерусалимский, Св. Григорий Богослов и Св. Иоанн Дамаскин (да и все отцы) учат, что первый человек Адам произошел иным путем, чем естественные поколения всех других людей; подобным же образом первые твари, согласно тексту Священного Писания, произошли путем, отличным от такового всех своих потомков; они произошли не путем естественного размножения, а по слову Божьему. Современная теория эволюции отрицает это, так как она была изобретена неверами, желавшими отрицать Божье действие в творении и объяснять творение одними «естественными» причинами. Разве Вы не видите, что за философия стоит за эволюционной теорией?
Что говорят об этом святые отцы? Я уже приводил Св. Ефрема Сирина, весь комментарий которого на Книгу Бытия описывает то, как во мгновение ока совершались все акты Божьего творения, хотя «Дни» творения длились по 24 часа каждый. Посмотрим теперь, что Св. Василий Великий говорит о творческих актах Бога в течение Шести Дней.
Говоря о Третьем Дне Творения, святитель Василий пишет:
«По сему глаголу сгустились кустарники, выбежали из земли все деревья… Все мелкие дерева сделались вдруг ветвистыми и густыми; явились употребляемые для венцов растения – розы, мирты и лавры… все в одно мгновение пришло в бытие…» (Шестоднев, V , 6).
И еще он говорит:
«Да прорастит земля. Краткое сие повеление тотчас стало великою природою и художественным словом, быстрее нашей мысли производя бесчисленные свойства растений» (Шестоднев, V , 10).
И еще, о Пятом Дне:
«Вышло повеление; и тотчас реки производят, и озера рождают свойственные себе и естественные породы» (Шестоднев, VII , 1).
Также и Св. Иоанн Златоуст, в своем комментарии на Книгу Бытия, учит:
«Сегодня [Бог] переходит уже к водам, и показывает нам, что из них словом и повелением Его произошли одушевленные животные. Какой ум, скажи мне, может постигнуть это чудо? Какой язык будет в состоянии достойно прославить Создателя? Сказал только: „да произрастит земля“ – и тотчас возбудил ее к плодоношению… о земле сказал только „да произрастит“, – и явилось великое разнообразие цветов, трав и семян, и все произошло по одному слову, так и здесь сказал: „да изведут воды…“ – и вдруг произошло столько родов пресмыкающих, такое разнообразие птиц, что и исчислить словами невозможно» (Беседа на Книгу Бытия, VII , 3).
Здесь я повторю: я считаю, что современная наука в большинстве случаев знает больше, чем святые Василий Великий, Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин и другие отцы, о свойствах рыб и тому подобных конкретных фактах; никто не станет этого отрицать. Но кто знает больше о путях, какими творит Бог: современная наука, которая даже не уверена, существует ли Бог, и во всяком случае пытается объяснить все без Него; или эти богоносные отцы? Когда Вы говорите, что Бог не творит мгновенно, то я считаю, что Вы излагаете учение современной «мудрости», а не учение святых отцов.
Разумеется, в определенном смысле творение Божье не является мгновенной работой; но и тут святые отцы вполне точны в своем учении. Я цитировал преподобного Ефрема Сирина, который говорит: «Также недопустимо говорить, что во мгновение было создано то, что согласно Св. Писанию создавалось в течение шести дней». Имея это в виду, рассмотрим место из Св. Григория Нисского, процитированное Вами: «Человек был создан последним после растений и животных, потому что природа следует пути, постепенно приводящему к совершенству». «Как бы по ступням природа совершает свое восхождение жизненных свойств от наименьших к совершенным». Приводя эти отрывки, Вы пытались понять их в смысле современного эволюционного учения. Но, конечно, не годится делать из этих древних текстов выводы современной философии! Здесь Св. Григорий Нисский учит тому же, что и многие другие святые отцы, исходя из очень «буквального» понимания Книги Бытия.
Так, Св. Григорий Богослов, утверждая, как и преподобный Ефрем Сирин, что творение не было «мгновенным», учит:
«Посему к дням [творения] причисляется нечто первое, второе, третье и так далее до дня седьмого, упокоевающего от дел, и сими днями разделяется все сотворенное, приводимое в устройство по неизреченным законам, а не мгновенно производимое Всемогущим Словом, для Которого помыслить или изречь значит уже совершить дело. Если же последним явился в мир человек, почтенный Божиим рукотворением и образом, то сие нимало не удивительно; ибо для него, как для царя, надлежало приготовить царскую обитель, и потом уже ввести в нее царя в сопровождении всех тварей» (Слово на новую седмицу, на весну и на память мученика Маманта, Гомилия 44).
И Св. Иоанн Златоуст учит:
«Всесильная десница Его [Бога] и беспредельная премудрость не затруднилась бы создать все и в один день. И что говорю в один день? Даже в одно мгновение. Но так как Он создал все сущее не для Своей пользы, потому что не нуждается ни в чем, будучи вседоволен, – напротив создал все по человеколюбию и благости Своей, то и творит по частям, и преподает нам устами блаженного пророка ясное учение о творимом, чтобы мы, обстоятельно узнав о том, не подпадали тем, которые увлекаются человеческими умствованиями… Почему же, скажешь, он [человек] создан после, если превосходнее всех этих тварей? По справедливой причине. Когда царь намеревается вступить в город, то нужно оруженосцам и всем прочим идти вперед, чтобы царю войти в чертоги уже по приготовлении их; так точно и теперь Бог, намереваясь поставить как бы царя и владыку над всем земным, сперва устроил все это украшение, а потом уже создал и владыку» (Беседы на Книгу Бытия, III , 3; VIII , 2).
Итак, святоотеческое учение ясно говорит, что Бог, хотя и мог создать все мгновенно, предпочел творить по стадиям с возрастанием совершенства, причем каждая стадия была совершена ни во мгновение, ни в течение неопределенного долгого времени, но как бы осредненно между этими двумя крайностями, именно в шесть дней.
Святые Ефрем Сирин и Иоанн Златоуст в своих комментариях на Книгу Бытия явно рассматривают Божье творение как работу шести обычных дней, каждый из которых Бог создает «немедленно» и «мгновенно». Также и Св. Василий Великий, вопреки широко распространенному мнению «христианских эволюционистов», рассматривает акты Божьего творения как «немедленные» и «внезапные», считая Шесть Дней каждый продолжительностью 24 часа, ибо он говорит в отношении Первого Дня:
«И был вечер, и было утро. Пророк разумеет продолжение дня и ночи… „И был вечер, и были утро, день один“. Почему назван не первым, но единым?.. Определяет сим меру дня и ночи, и совокупляет в одно суточное время, потому что двадцать четыре часа наполняют продолжение одного дня, если под днем подразумевать и ночь» (Шестоднев, II , 8).
Но даже Св. Григорий Богослов, самый «созерцательный» из святых отцов, думает точно так же. Он говорит:
«Как первое творение начинается днем недельным (а сие видно из того, что седьмой от него день делается субботой, потому что он день упокоения от дел), так и второе творение начиналось опять тем же днем» (Слово на новую седмицу, Гомилия 44).
И снова говорит Богослов, высказывая святоотеческий взгляд на тот мир, в который был помещен Адам:
«Так рекло Слово, и, взяв часть новосозданной земли, бессмертными руками составило мой образ» (Слово о душах, Гомилия 7).
Как уже было сказано, я не считаю этот вопрос имеющим первостепенное значение при рассмотрении проблемы эволюции; тем не менее, он красноречиво свидетельствует о влиянии современной философии на «христианских эволюционистов», которым не терпится перетолковать эти Шесть Дней так, чтобы не выглядеть глупыми в глазах «мудрецов» мира сего, которые «научно доказали», что, каково бы ни было творение, оно происходило в течение миллионов лет. Гораздо важнее, что «христианские эволюционисты» потому с таким трудом верят в шестодневное творение, которое не представляло проблемы для святых отцов, что они не понимают, что произошло в эти Шесть Дней: они считают, что имели место длительные природные процессы развития, в соответствии с законами нашего нынешнего растленного мира; на самом же деле, согласно святым отцам, природа того первосотворенного мира была совсем иной по сравнению с нашим, как я покажу ниже.
Рассмотрим подробнее еще один основополагающий святоотеческий комментарий на Книгу Бытия, принадлежащий Св. Иоанну Златоусту. Обратите внимание на то, что я не привожу малоизвестных или сомнительных отцов, а лишь самых столпов Православия, у которых все наше православное учение наиболее ясно и божественно выражено. И у него мы также не находим «аллегорий», а лишь строгую интерпретацию текста, как он написан. Подобно другим отцам, он говорит о том, что Адам был создан буквально из праха, а Ева буквально из ребра Адамова. Он пишет:
«Если же враги истины будут настаивать на том, что невозможно произвести что-нибудь из несуществующего, то мы спросим их: первый человек создан из земли или из чего-либо другого? Без сомнения, они согласятся с нами и скажут, что из земли. Так пусть же они скажут нам, как из земли образовалась плоть? Из земли может быть грязь, кирпич, глина, черепица: но как произошла плоть? Как кости, нервы, жилы, жир, кожа, ногти, волосы? Как из одного наличного вещества столько разнокачественных вещей? На это они и уст открыть не могут» (Беседа на Книгу Бытия, II , 4).
И еще пишет святитель Иоанн [Златоуст]:
«Одно ребро, сказано, взял (Бог): как же из этого одного ребра (Он) образовал целое животное? И что говорю: как из этого одного ребра Бог образовал животное? Скажи мне, как совершилось отнятие (ребра)? Как (Адам) не чувствовал этого отнятия? Но ты ничего такого не можешь сказать: знает (это) один Тот, Кто совершил создание… [Бог] не другое творение произвел, но, взяв уже от готового творения некоторую малую часть, из этой части построил целое животное. Какова сила высочайшего Художника Бога, чтобы из этой малой части (ребра) произвести состав стольких членов, устроить столько органов чувств и образовать целое, совершенное и полное существо» (Беседа на Книгу Бытия, Х V , 2—3).
Если хотите, могу привести Вам много других мест из этого труда, которые показывают, что Св. Иоанн Златоуст – а разве он не главный православный толкователь Священного Писания? – всегда толкует священный текст Книги Бытия, как он есть, считая, что змей (через которого диавол говорил), который искушал прародителей в Раю, был фактически змеей, что Бог фактически привел всех животных к Адаму, чтобы тот дал им имена, и «имена те, которые нарек им Адам, остаются доселе» (Беседа на Книгу Бытия, XIV , 5). (Но, согласно эволюционному учению, многие животные к адамову времени уже вымерли – так должны ли мы верить, что Адам не нарек имена «всем зверям полевым» (Быт. 2, 19), а лишь оставшимся из них?)
Святой Иоанн Златоуст говорит, рассказывая о райских реках:
«Может быть, любящие говорить от своей мудрости, и здесь не допускают ни того, что реки – действительно реки, ни того, что воды – точно воды, но внушают решающимся слушать их, чтобы они (под именем рек и вод) представляли нечто другое. Но мы, прошу, не станем внимать этим людям, заградим для них слух наш, а будем верить божественному Писанию, и следуя тому, что в нем сказано, будем стараться хранить в душах своих здравые догматы». (Беседа на Книгу Бытия, XIII , 4).
Есть ли необходимость еще цитировать этого божественного отца? Как и святые Василий Великий и Ефрем Сирин, он предупреждает нас:
«Не верить содержащемуся в божественном Писании, но вводить другое из своего ума, это, думаю, подвергает великой опасности отваживающихся на такое дело». (Беседа на Книгу Бытия, XIII , 3).
Прежде, чем продолжать, вкратце отвечу на возражение, которое я слышал от защищающих эволюцию: они говорят, что если читать все Писание «как написано», то попадешь в смешное положение. Если, они говорят, мы должны верить, что Адам был на самом деле создан из пыли, а Ева из ребра адамова, то не должны ли мы верить в то, что у Бога есть «руки», что Он «ходит» в раю и в тому подобные нелепости? Такое возражение не может исходить от того, кто прочитал хотя бы один комментарий святых отцов на Книгу Бытия. Все святые отцы различают между тем, что сказано о творении и что следует принимать, «как написано» (если только это не очевидная метафора или другая фигура речи, например, «солнце знает схождение свое» в Псалмах; но это, конечно, только детям нужно объяснять), и тем, что сказано о Боге, что следует понимать, как неоднократно говорит Св. Иоанн Златоуст, «Богоприличным образом». Например, святитель Иоанн пишет:
«И как услышишь, возлюбленный, что „насади Бог рай во Едеме на востоцех“, то слово „насади“ понимай о Боге богоприлично, то есть, что Он повелел; а касательно последующих слов веруй, что рай точно был сотворен и на том самом месте, где назначило Писание». (Беседа на Книгу Бытия, Х III , 3).
Святой Иоанн Дамаскин ясно выражается, что аллегорическое понимание рая есть часть ереси оригениан:
«Они объясняют рай, небо и все прочее в иносказательном смысле» (О ересях, 64).
Но как же нам понимать тех святых отцов глубокой духовной жизни, которые истолковывают Книгу Бытия и другое из Священного Писания в духовном или мистическом смысле? Если бы мы сами так далеко не отошли от святоотеческого понимания Писания, это для нас не представляло бы проблемы. Один и тот же текст Священного Писания истинен и «как написано», но также имеет и духовное истолкование. Вот что говорит великий пустынный отец Св. Макарий Великий, прозорливый святой, воскрешавший мертвых:
«А что рай заключен и Херувиму повелено пламенным мечом воспрещать человеку вход в него, о сем веруем, что видимым образом действительно так было, как написано, и вместе находим, что таинственно совершается сие в каждой душе» (Семь слов, IV , 5).
Наши современные «патрологи», которые подходят к святым отцам не как к живым источникам предания, но лишь как к мертвым «академическим источникам», неизменно превратно понимают этот самый важный пункт. Любой православный, живущий в предании отцов, знает, что когда Св. отец истолковывает место из Св. Писания духовно или иносказательно, он тем самым не отрицает его буквального значения, которое он полагает достаточно известным читателю, чтобы его принять. Приведу ясный пример тому.
Божественный Григорий Богослов в своем «Слове на Богоявление или на праздник Рождества Спасителя» пишет относительно Древа Познания:
«Древо сие, по моему умозрению, было созерцание, к которому безопасно могут приступать только опытно усовершившиеся».
Это глубокое духовное истолкование, и мне не знакомо какое-либо другое место из творений этого отца, где бы он явно говорил, что это древо было буквально деревом, «как написано». Таким образом, является «открытым вопросом», как могли бы сказать нам наши ученые, не «аллегоризирует» ли он полностью историю Адама и рая?
Конечно, мы знаем из других творений Св. Григория, что он не аллегоризировал Адама и рая. Но, что еще более важно, у нас есть прямое свидетельство другого великого отца по самому вопросу истолкования Св. Григорием Древа Познания.
Но, прежде чем привести это свидетельство, я должен убедиться в том, что Вы согласны со мной в основополагающем принципе истолкования писаний святых отцов. Святые отцы (если только они подлинные святые отцы, а не просто церковные писатели неопределенного авторитета), излагая учение Церкви, не противоречат друг другу, даже если, по нашему слабому разумению, между ними, как нам кажется, есть разногласия. Это академический рационализм противопоставляет одного отца другому, прослеживает их «влияние» друг на друга, делит их на «школы» или «фракции» и находит между ними противоречия. Все это чуждо православно-христианскому пониманию святых отцов. Для нас православное учение святых отцов – одно целое, а так как всего православного учения, очевидно, не содержится ни у одного отца, ибо все святые отцы по человечеству своему ограничены, то мы находим его частью у одного отца, частью у другого, и один отец объясняет то, что непонятно у другого; и даже не так в конечном счете важно для нас, кто это сказал, если это православно и гармонирует со всем вообще отеческим учением. Я уверен, что Вы согласитесь со мной в этом принципе, и что Вас не удивит, что теперь я приведу истолкование слов Св. Григория Богослова великим Св. отцом, жившим тысячу лет спустя после него, Св. Григорием Паламой, архиепископом Фессалоникийским.
Против Св. Григория Паламы и других отцов-исихастов, учивших о «Несотворенном Фаворском Свете», выступил западный рационалист Варлаам. Взяв повод от сказанного Св. Максимом Исповедником в одном месте, назвавшим этот Свет Преображения «символом богословия», Варлаам учил, что этот Свет не является проявлением Божества, а чем-то телесным, не «буквально» Божественным Светом, а всего лишь «символом» его. Это вынудило Св. Григория Паламу дать ответ, который проясняет нам соотношение «символического» и «буквального» истолкования Священного Писания, в частности, что касается того места из Св. Григория Богослова, которое я приводил выше. Он пишет, что Варлаам и другие «не видят, что Максим, мудрый в делах Божественных, назвал Свет Господня Преображения „символом богословия“ только по аналогии и в духовном смысле. В сущности, в богословии, которое прибегает к аналогиям и намеревается возвышать нас, предметы, имеющие собственное бытие, становятся сами, фактически и на словах, символами по омонимии; именно в этом смысле Максим называет этот Свет „символом“… Подобным же образом Св. Григорий Богослов назвал древо познания „размышлением“, рассматривая в своих размышлениях его как символ этих размышлений, имеющий намерение возвысить нас; но отсюда не следует, что упомянутое является иллюзией или символом, не имеющим собственного бытия. Ибо божественный Максим и Моисея делает символом суда, и Илию символом провидения! Что же, и они, получается, действительно не существовали, а были изобретены „символически“? И не смог бы Петр для того, кто пожелал бы возвыситься до размышления, стать символом веры, Иаков – надежды, а Иоанн – любви?» (В защиту Св. исихастов, Триада 11, 3; 21—23).
Можно было бы умножить такие цитаты, показывающие, как в действительности святые отцы учили об истолковании Священного Писания, и, в частности, Книги Бытия; но я уже привел достаточно, чтобы показать, что подлинное отеческое учение об этом предмете ставит серьезные препятствия на пути тех, кто желал бы толковать Книгу Бытия в согласии с современными идеями и мудростью, да отеческое истолкование делает и невозможным гармонизировать повествование Бытописателя с теорией эволюции, требующей совершенно «аллегорической» интерпретации текста во многих местах, где отеческое толкование этого не допускает. Учение о том, что Адам был создан не из праха, а путем развития из какой-то другой твари, – это новое учение, совершенно чуждое Православию.
В этом месте «православный эволюционист» может попытаться спасти свое положение (как верующего и в современную теорию эволюции, и в учение святых отцов) одним из двух путей.
А. Он может попробовать сказать, что мы сейчас знаем больше, чем святые отцы, о природе, и потому мы действительно можем интерпретировать Книгу Бытия лучше их. Но даже «православный эволюционист» знает, что Книга Бытия – не научный трактат, а боговдохновенный труд по космогонии и богословию. Истолкование боговдохновенного писания является, очевидно, делом боговдохновенных богословов, а не ученых-естественников, которые обыкновенно не знают самих принципов такого толкования. Правда то, что в Книге Бытия представлены многие «факты» природы. Но следует обратить внимание на то, что эти факты – не те факты, какие мы наблюдаем теперь, а совершенно особые: сотворение неба и земли, всех животных и растений, первого человека. Я уже указывал, что святые отцы совершенно ясно учат, что, например, создание первого человека Адама совершенно отлично от размножения людей, как оно проходит сегодня; наука же может наблюдать только последнее, а относительно сотворения Адама она предлагает только философские спекуляции, а не научное знание.
Согласно святым отцам, нам возможно знать кое-что о том первозданном мире, но это знание недоступно естественным наукам. Ниже я рассмотрю этот вопрос подробнее.
Б. Либо, опять-таки, «православный эволюционист», для того, чтобы сохранить неоспоримое святоотеческое истолкование по крайней мере некоторых фактов, описанных в Книге Бытия, может заняться произвольными модификациями самой эволюционной теории, чтобы «подогнать» ее под текст Книги Бытия. Так, один «православный эволюционист» может решить, что творение первого человека было особым творением, не подходящим под общие закономерности остального творения, и, таким образом, он может веровать в библейское повествование о сотворении Адама более или менее «как написано», в то же время веруя в то, что происходило в остальные Шесть Дней Творения, в соответствии с «эволюционной наукой»; а еще другой «православный эволюционист» мог бы принять «эволюцию» самого человека из низших тварей, уточняя в то же время, что Адам, «первый эволюционировавший человек», появился в очень недавнее время (в эволюционной «миллионолетней» шкале времени), сохраняя, таким образом, хотя бы историческую реальность Адама и других патриархов, а также общераспространенное святоотеческое мнение (о чем я поговорю в другом письме, если пожелаете), что Адам был сотворен около 7500 лет назад. Я уверен, Вы согласитесь со мной в том, что такие рационалистические уловки просто глупы и тщетны. Если вселенная «эволюционирует», как учит современная философия, то и человек «эволюционирует» вместе с ней, и мы должны принять все, что бы всезнающая наука ни говорила нам о возрасте человека; но если правильно святоотеческое учение, то оно правильно и в отношении человека, и остального творения.
Если Вы сможете объяснить мне, каким образом можно принимать святоотеческое истолкование Книги Бытия и при этом верить в эволюцию, буду рад выслушать Вас; но Вам также придется представить мне более веские научные доказательства, чем те, какие существуют, ибо для объективного и беспристрастного наблюдателя «научные доказательства» эволюции крайне слабы.

Окончание материала - в следующем посте.
 
 
Видеогалерея
Главная страница | Контактная информация © 2009-2010. Российская Православная Церковь